Ирина Безрукова: «Я нашла в себе силы простить. И отпустить…»

Актриса Ирина Безрукова рассказала HELLO! о потере сына, расставании с Сергеем Безруковым и новом витке жизни — с чистого листа. О том, как этот разговор стал возможен, мы уже писали. Настал момент представить само интервью.

Актриса Ирина Безрукова рассказала HELLO! о потере сына, расставании с Сергеем Безруковым и новом витке жизни — с чистого листа. О том, как этот разговор стал возможен, мы уже писали. Настал момент представить само интервью.

Этот год стал для нее годом потерь — жизнь предложила Ирине испытания, которые выдержит не каждый. Она выдержала. И вернулась к работе в театре, снимается в кино, выпустила авторскую телепрограмму. О переменах и событиях последнего времени, с надеждой на то, что ее слова могут помочь людям, которые сталкиваются с утратами, актриса впервые рассказывает в интервью HELLO!

Минувшим летом стартовала телепрограмма Ирины Безруковой «Разговор на сцене» на подмосковном канале 360. Новость стала неожиданной во всех смыслах: роль интервьюера, в которой решила выступить актриса, выбор для этого дебюта малоизвестного подмосковного телеканала, стремительность, с которой Ирина начала новую работу и сделала первые передачи. Но что очень важно, телепрограмма стала своего рода ее заявлением о возвращении на авансцену жизни после трагического события — потери сына.

Героем вашей первой программы стал Сергей Безруков. В последнее время вокруг вашей семьи было очень много слухов, но вы оба ничего не комментировали, как и прежде, когда дело касалось вашей частной жизни. В финале интервью был такой момент: вы вручили Сергею конверт с чистым листом. Видно было, что он удивлен..

Это был символичный жест. Чистый лист возник оттого, что я знаю: в нынешний период жизни это именно то, в чем Сергей действительно нуждается. Я дала ему возможность начать жизнь с чистого листа. Да, как супруги мы расстались, но продолжаем работать вместе. За 15 лет совместной жизни мы стали по-настоящему близкими людьми и соратниками, и наше расставание этого отменить не может. Нас по-прежнему объединяет общее дело — Московский Губернский театр, Фонд поддержки и развития социокультурных проектов, который мы вместе создали. Я благодарна Сергею за поддержку моего телепроекта, за то, что он нашел время прийти на мою первую программу и озвучил проморолик к ней, — это было его предложением. Но на этом мне бы хотелось поставить точку и, пользуясь случаем, попросить средства массовой информации не беспокоить меня вопросами на эту тему, ничего не додумывать и не сочинять.

Ирина, так получилось, что этот год стал для вас очень тяжелым в личном плане. Весной вы потеряли сына, своего Андрея, — и одно то, что вы не отгородились от мира, не ушли в себя, вызывает и невероятное уважение, и восхищение. Если только вообще здесь уместны эти слова…

Мы можем поговорить об этом. Я, конечно, думала о нашем интервью, не могла же я о нем не думать. И мне кажется, что некоторые мои ответы хоть чем-то помогут людям, которые внезапно сталкиваются с потерями.

Вокруг гибели Андрея столько разных слухов…

Давайте проясним. Я не из тех людей, которые комментируют слухи, и делать этого не буду. Но что касается Андрюши, я могу сказать несколько вещей, и они не будут комментариями. С ним произошел несчастный случай. Это была трагедия абсолютно внезапная, и этого не должно было произойти. Он был один в квартире, ударился виском, и мгновенно наступила смерть. Я была на гастролях в Иркутске, Андрюша около суток не выходил на связь, и я попросила подругу приехать ко мне домой. Она врач. Было решено вскрыть квартиру, потому что ни у кого не было запасных ключей. С ней вошел участковый, два человека из МЧС, врачи скорой помощи и еще одна моя подруга — директор нашего театра. Выводы однозначные — это несчастный случай.

Не у всех найдутся силы пережить такую утрату.

Вы знаете, а я не уверена, что я это пережила и что еще это переживу. У меня были моменты — сейчас я уже могу говорить об этом, — когда я бы не возражала, чтобы моя жизнь кончилась сама собой. Но она не заканчивается.

Вы верующий человек?

Да, верующий, хотя не религиозный. И, знаете, сейчас я думаю, что если они нас оттуда, сверху, видят, им, наверное, невыносимо больно смотреть, как мы мучаемся. И они пытаются нас утешать, а мы не справляемся. Потому что слезы никак не заканчиваются.

Так бывает, только когда люди действительно были очень близки.

Мы с Андрюшей незадолго до того, что случилось, уехали на десять дней во Вьетнам, он всегда туда хотел. У меня были другие планы — приглашали на фестиваль в Белград, но Андрей сам предложил: «Мам, у меня есть несколько дней для отпуска, ты бы хотела со мной поехать?» И я так счастлива, что поехала! Наверное, это было самое близкое общение в моей жизни, по-человечески самое близкое… Андрей был для меня не просто сын, а духовно и душевно очень родной мне человек. Самая безусловная любовь в моей жизни. Любовь к мужчине может быть огромной, всепоглощающей, но она никогда не носит безусловного характера.

Вы когда-нибудь думали о том, что совершили в прошлом какую-то ошибку и хотели бы ее исправить? Или вы из тех людей, которые считают, что в истории не бывает сослагательного наклонения, ничего переписать не только невозможно, но и не нужно?

С уходом сына я переоценила очень-очень многие вещи. Я нашла в себе силы через 15 лет попросить прощения у отца Андрюши, Игоря Ливанова. Я плакала, мы обнялись. Я нашла в себе силы на прощании с Андрюшей держаться и утешать тех, кто рыдал. Супруга Игоря, такого невысокого роста, — маленький воробушек, полный горя и слез, — я ее увидела впервые в жизни. Она прижалась ко мне и плакала у меня на груди. Я нашла в себе силы простить многие вещи… И отпустить.

Текст Нина Суслович/HELLO!

источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Ирина Безрукова: «Я нашла в себе силы простить. И отпустить…»